Почему в Чехии снесли памятник маршалу Коневу

Кинохроника
Как вы знаете, в Чехии демонтировали и осквернили памятник советскому маршалу Ивану Коневу, а на месте скульптуры освободителя Праги «братушки» установили унитаз. Почему чехи поступили так нецивилизованно? На наш взгляд, одна из основных причин - это реванш, месть как инструмент борьбы за историю и, следовательно, за наше с вами будущее.

Памятник маршалу Коневу в Чехии и «Легионы 100»

Начиная с 2011 года Министерство обороны Чешской Республики  на территории России реализует масштабный проект под названием «Легионы 100». Согласно этому проекту в нашей стране предполагается установить 56 памятников чехословацким легионерам, погибшим в ходе боевых действий с частями Красной Армии и красными партизанами – в городах по всему маршруту следования легиона в Гражданскую войну.

Современные зарубежные миссии армии чешской республики (АЧР) по своему пониманию не далеки от идеалов, за которые боролись чехословацкие легионы почти сто лет тому назад. Наоборот, здесь прямая последовательность. Тогда и сегодня бой наших солдат ведется в рамках коалиционных сил за рубежом за свободу и демократию. — Цитата из проекта «Легионы 100»

И памятники устанавливаются. Где-то – легко и просто, с торжественным перерезанием ленточек и приветственными речами местных чиновников. Где-то – «втихаря», без лишнего шума: вечером шли люди с работы – не было памятника, утром идут на работу – стоит. В некоторых городах администрация  отказывает в установке сразу. И лишь немногие города держат оборону в затяжной идеологической войне. Яркий пример и камень преткновения для чехов — Самара. Здесь против памятника протестуют уже больше 10 лет. И всё это время чехи не оставляют попыток установить монумент.

Проект памятника чехословацким легионерам в Самаре
Проект памятника чехословацким легионерам в Самаре

Юридическим обоснованием установки этих памятников служит соглашение «О взаимном содержании военных захоронений» от 15 апреля 1995 года. Казалось бы — есть соглашение, нужно выполнять. Однако не всё так просто.

Во-первых.

В соглашении, на которое ссылаются сторонники установки памятника интервентам, в том числе — и некоторые представители Минобороны России, речь идет о реально существующих могилах – имеющихся или вновь обнаруженных. Все формулировки документа говорят именно об этом: «чешские военные захоронения — места на территории Российской Федерации, где захоронены чешские граждане». То есть, не БЫЛИ когда-то там захоронены, а захоронены в настоящий момент.

Обустройство вновь обнаруженных военных захоронений будет производиться, как правило, в местах нахождения останков или, если это окажется невозможным, в иных местах, достойных памяти погибших.

Опять же — останки должны быть обнаружены, существовать, как факт, только после этого предполагается найти новое место для перезахоронения.

Существующих захоронений чехословацких легионеров на территории Самары НЕТ. Они были, это подтверждается документально метрическими книгами кладбища, фотографиями, статьями в архивных газетах о похоронах. Но в данный момент захоронения утрачены. Причём, утрачены уже очень давно – ещё в конце 20-х годов прошлого столетия, когда закрывалось и переносилось на новое место городское Всехсвятское кладбище.

Во-вторых.

Ещё один аспект указан в ст.2.3 соглашения:

При обеспечении сохранности, содержании и обустройстве новых военных захоронений Договаривающиеся Стороны будут действовать в соответствии со своим национальным законодательством, а также с учетом национальных, религиозных и иных традиций своих государств.

В каждом городе есть установленная законом процедура увековечения памяти кого бы то ни было. Есть она и в Самаре. Перед уходом с поста мэра Дмитрия Азарова в 2014 году, в документ, регламентирующий процедуру, были внесены изменения. И сейчас в нём существуют нюансы, которые ставят установку памятника легионерам вне закона. Так, если инициатива по увековечиванию памяти не была реализована за три года, то она считается аннулированной. И все документы надо собирать и подавать в администрацию на рассмотрение заново. Кроме того, существенно расширен круг этих документов. Помимо архивных данных, в пакете должен присутствовать проект памятного знака. Ну, и прочие тонкости, которые, если кто-то возьмется указать чешской стороне на соблюдение закона, могут не просто затянуть, но и сделать установку памятного знака невозможной.

В-третьих.

Деятельность чехословацкого корпуса на территории России оставила страшный след в памяти народа. Историки считают, что именно так называемое «восстание» чехословацкого корпуса спровоцировало полномасштабную гражданскую войну в России. Причем чехи умудрились настроить против себя не только красных, но и белых. В общем, ставить памятники погибшим мародерам, насильникам и убийцам было бы, как минимум, странно.

Но, несмотря на эту самую странность, памятники легионерам, при деятельном участии Министерства Обороны РФ, стали активно устанавливать в местах пребывания чехословацких легионеров. За десять лет монументы возвели уже в двадцати населённых пунктах.

Самара, как известно, благодаря чехам стала первой столицей антибольшевистского сопротивления. Советская пропаганда лета 1918 года называла наш город «Столица чехословаков в России».  И с символической точки зрения самарский памятник погибшим легионерам должен был стать важнейшим элементом всего чешского проекта «Легионы 100».  

Проект Легионы 100
По плану, в рамках проекта «Легионы 100», на территории России предполагается установить более 50 памятников чехословацким легионерам.

Все перипетии противостояния сторонников и противников установки памятника чехословацким легионерам в Самаре я описывать не буду. Скажу только, что ситуация с памятником  неоднократно  обсуждалась на правительственном уровне. В нашем городе проводились выездные совещания представителей Министерства Обороны России и Чехии. Несколько раз менялось место установки монумента – всё тщетно. Общественность была настроена решительно: никаких памятников интервентам!  И на сегодняшний день мы имеем три пустых постамента: два — в Самаре, один — в Новокуйбышевске.  Причём, осенью 2018 года случился настоящий скандал, из-за которого, возможно, и демонтировали памятник маршалу Коневу в Праге.

Встреча на Волге

В начале октября 2018 года в рамках мероприятий, связанных с проектом «Легионы 100», в Россию прибыла представительная делегация ЧР – посол Чехии в России, сотрудники чешского посольства, представители Министерства обороны , общественных и ветеранских организаций ЧР. По плану делегация должна была возложить венки у памятника легионерам в Самаре и возле новокуйбышевской станции Липяги. Напомню, что 4 июня 1918 года в бою с чехами в Липягах погибли полторы тысячи защитников Самары. Причём в Липягах  памятник интервентам хотели установить рядом с памятным знаком расстрелянным чехами железнодорожникам и в нескольких десятках метрах от братской могилы погибших красногвардейцев.

Солдаты НАТО в Самаре
Представители Министерства обороны ЧР возлагают цветы на постамент памятника чехословацким легионерам. Источник фото

Неприятности начались в Самаре. Прибывшую на улицу Красноармейская на двух автобусах делегацию выгрузили у памятника погибшим защитникам Самары. И несколько минут делегаты в шоке читали надписи на граните. Вскоре чехи испытали шок повторно: оказалось, что «памятного знака», к которому предполагалось возложить венки — нет.  Но позор на этом не закончился.

«Встреча на Волге». Делегация ЧР у постамента памятника чехословацким легионерам.

Через день чешская делегация выдвинулась  на станцию Липяги. Здесь их ждал очередной неприятный сюрприз. Постамент под памятник интервентам неизвестные украсили нетолерантными надписями, а вокруг уже собралась толпа негативно настроенных жителей Самары и Новокуйбышевска. Что пережили представители Министерства Обороны и посольства ЧР — представить нетрудно.  В общем, после такой встречи на Волге со стороны чехов что-то обязательно должно было «прилететь» в ответ.

Напомним, что есть места на карте России, где инициаторам установки памятников легионерам резко и бесповоротно ответили «нет». Например, в Оренбургской области. И главный аргумент заключался как раз в формулировках соглашения – на нашей территории нет чешских военных захоронений, следовательно — не будет и памятника. И теперь теми же самыми словами отвечают представители Чехии на российские претензии по сносу памятника маршалу Коневу.

И кто тогда виноват в сложившейся ситуации? «Злые чехи»? Протестующая Самара? Принципиальные муниципалитеты? Нам кажется, что виновные есть и на той, и на этой стороне конфликта. В России это, прежде всего — некоторые представители Министерства обороны, которые в угоду каким-то своим политическим (или экономическим?) интересам продолжают продавливать столь непопулярную среди жителей городов установку помпезных монументов интервентам. Монументов, которые заведомо будут подвергаться вандализму (и подвергаются!) и на восстановление которых будут тратиться бюджетные средства. Ведь по соглашению, с помощью которого проталкивается установка памятников, наблюдение за ними и содержание их в надлежащем виде проводится за счёт городских бюджетов.

А с памятником маршалу Коневу чехи юридически вольны делать всё, что захотят – он действительно не попадает под соглашение и является собственностью мэрии. А теперь ещё и станет предметом политических манипуляций. Что чехи потребуют взамен него, каких преференций? Думаем, ответ ясен.

Источник фото

Комментарии

Ракшин Олег
Ракшин Олег

В телепроизводстве с 2009 года. Написал сценарии более чем к ста документальным фильмам по истории самарского края. Заместитель исполнительного директора самарского областного отделения РГО. Руководитель киностудии «Самарафильм».

Оцените автора
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Киностудия "Самарафильм"